Сон - спаситель нервной системы.

Серия статей про сон:

Как люди спят.
Идеальная постель.
Ночевка под открытым небом.
Бессонница. Напитки для сна.
Сон - спаситель нервной системы.
Толкование снов.
Толкование снов Фрейдом. Изобретено во сне.
Обучение во сне.
Храп, ночные кошмары. Как заснуть.
Бессонница. Сколько нужно спать?
Рецепты полночных закусок.
Рецепты бодрящих напитков.
Когда вставать?
Что такое счастье? Как определить силу любви?

 Мозг не знает отдыха.

 Павлов называл сон "спасителем нервной системы". По нынешним понятиям, сон и бодрствование представляют собой "формы проявления ритмики, предметно организованной, управляемой определенными отделами мозга и подверженной воздействию внешних факторов" (Брюшке).

Сон

Что представляет собой сон - на этот вопрос пока еще нельзя дать окончательного и научно обоснованного ответа. Но о том, как мы спим, наука узнала за последнее десятилетие довольно много. Сон - не единое целое, а определенная последовательность повторяющихся циклов, отражающих различные фазы активности мозга и тела.

Чтобы прийти к этому выводу, понадобились наблюдения над ночным сном тысяч людей - участников множества экспериментов, мирившихся с охапкой пестрых проводов под подушкой и с присутствием разнообразных приборов для измерения кровяного давления и температуры тела. На висках, на темени и у глаз укреплялись маленькие электроды, связанные с электроэнцефалографом, записывающим предварительно усиленные электрические токи, возникающие в ходе деятельности коры головного мозга. Некоторые из этих кривых особенно наглядны: волны мозга и обоих глаз.

Просыпаясь утром, мы, как правило, можем сказать, как мы спали: крепко или не очень - это мы заметили или, вернее, ощутили. Но мы не в состоянии разграничить фазы сна. Уже засыпание ускользает от нас.

Преодоление границы между состояниями бодрствования и сна сопровождается медленными движениями глаз. При этом спящий видит обрывки снов. Часто он снова просыпается от внезапного подрагивания мышц; это нечто вроде крошечного эпилептического приступа, обычная мышечная судорога; перед сном мозг еще раз проявляет свою активность. Дальше - больше. Человек слепнет. Спящий с открытыми глазами - не выдумка. У многих из нас во время сна глаза полуоткрыты. Участники экспериментов не реагировали на освещенные предметы, которые держали у них перед глазами.

Так достигается первая ступень сна. Движение глаз выражено слабо, мозговые волны свидетельствуют о невысоком напряжении. Шум или другие помехи могут сейчас быстро нарушить сон спящего, и, вероятнее всего, он станет утверждать, что вообще не спал. Это тот сон, который овладевает нами на собраниях или у телевизора.

 В последующие 30 минут сон становится все крепче и глубже. Достигнута его вторая ступень. Медленные движения глаз не прекращаются. Записываемые волны мозга становятся веретенообразными.

На третьей ступени волны снова меняются: нерегулярные маленькие чередуются с медленными большими. Электрическое напряжение растет. Спящий дышит равномерно, его сердце бьется медленно, температура и давление крови снижаются. Чтобы разбудить его теперь, нужны сравнительно большая сила и иитенсивность звука. Достигнута четвертая ступень, названная по ее волнам дельта-ступенью,- глубочайший сон. Эта ступень иногда длительнее, чем обычно, если спящий очень утомлен или мало спал в предшествующие ночи. С момента засыпания до этой минуты проходит около полутора часов. Теперь начинается скольжение в обратную сторону. Спящий возвращается к третьей ступени, затем ко второй и, наконец, к первой, по в совершенно ином состоянии. Сейчас его могут разбудить лишь очень громкие звуки, издаваемые в течение нескольких секунд, но даже шепотом сказанное слово заставит его встрепенуться, если оно для него важно. По этомy явлению можно судить о том, что мозг продолжает нести свою службу и во время сна, сохраняя способность разграничивать существенное и несущественное. Так, мать не реагирует на оглушительный рев реактивного самолета, но просыпается, если в соседней комнате кашлянет ее ребенок.

Такое поведение спящего исследователи рассматривали вначале как разновидность бодрствования, пока с помощью компьютеров не удалось определить сущность данной ступени. Измерительные приборы внезапно фиксируют очень быстрое движение глаз. Это выглядит так, как будто человек просматривает пленку. Он "видит" первый сон. Сон этот длится около 10 минут и затем полностью забывается,- разве что спящего тут же разбудят и расспросят.

 Считается, что движения глаз вызываются импульсами активности, поступающими из коры головного мозга. Однако сновидения существуют и на других фазах сна, с той только разницей, что глаза остаются в покое, а сны менее фантастичны и несут на себе скорее печать разума, чем чувства. Благодаря быстрым движениям глаз (по-английски - Rapid Eye Movements) под закрытыми веками эта ступень получила наименование фазы РЕМ. В течение одной ночи она может наступать многократно, и сны при этом становятся все длиннее и длиннее. Таким образом, мы видим сны в течение полутора часов своего ночного отдыха или же посвящаем им 6 лет своей жизни. Во время сновидения увеличивается потребление кислорода, повышается приток гормонов, пульс и давление, как обычно при напряжении, теряют стабильность. Температура мозга повышается. Несмотря на все признаки возбуждения, тело кажется безжизненным, мускулы неподвижны, и человек производит впечатление парализованного. Эта фаза несовместима с такими проявлениями, как сомнамбулизм или храп.

Приступы сомнамбулизма наступают в периоды бессознательного состояния, когда сновидений нет. Хотя научного объяснения сомнамбулизма пока не существует, можно не беспокоиться: страшные убийства, приписываемые сомнамбулам, и балансирование на краю крыши в ходе лабораторных проверок не подтвердились. Это не значит, однако, что мы вправе предоставить человека в таком состоянии самому себе.

 Тот, кто не видит снов, становится злым.

 День без тебя казался ночью мне,
А день я видел по ночам во сне.
ШЕКСПИР

  Не всегда сновидения приносят человеку столько же удовольствия, сколько доставляли они влюбленному Шекспиру. В прошлом веке французский ученый Мори увидел страшный сон, который впоследствии стал широко известен. Ему приснилось, что в разгар французской революции его обвинили в государственной измене и что революционный трибунал приговорил его к смерти. Сопровождаемый огромной толпой, он оказался у места казни. Вот он поднимается на эшафот, палач привязывает его к доске, она опрокидывается, нож гильотины падает, он чувствует, как его голова отделяется от тела, просыпается в диком страхе - и обнаруживает, что деревянный кант кровати упал, придавив ему шейные позвонки.

Этот удивительный случай долго занимал науку, но ему не было дано исчерпывающего разъяснения. Если, как полагал Мори, сновидение было вызвано соприкосновением с деревом, оно должно было длиться всего несколько секунд. Но теперь мы знаем, что сны требуют зачастую почти того же количества времени, которое пережитые в них события заняли бы в действительности. Американский исследователь сна Натаниель Клайтман брызнул водой в лицо спящей женщине, движения глаз которой были характерны для РЕМ-фазы, то есть стадии активных сновидений. Спустя 30 секунд он разбудил ее и спросил, что она видела во сне. Женщина рассказала, что она была занята в спектакле, как вдруг увидела, что исполнительница главной роли падает навзничь. "Я подбежала к ней и почувствовала, что мне на голову и спину капает вода. Крыша протекала. Но почему упала героиня? Я подумала, что на нее упал кусок штукатурки с потолка. Посмотрев вверх, я увидела дыру в потолке. Я оттащила женщину в сторону и опустила занавес. Потом я проснулась". Когда экспериментатop попросил ее продемонстрировать эту сцену, секундомер показал, что она заняла около 30 секунд.

Люди издавна хотели понять сущность своих снов. Но ответить хотя бы на вопрос о происхождении сновидений очень сложно. Пока не удается дать на него ответа, несмотря на то, что физиология накопила большое количество важных и интересных данных, о которых мы здесь говорить не будем. При любых результатах, какими бы убедительными они ни казались, не следует забывать о существовании "встречного вопроса". Анализируя сон с ножом гильотины, исследователь упустил из виду, что можно было бы спросить себя, не повлияло ли ненароком случайное падение доски на течение уже начинавшегося сна.

Когда исследования показали, что фаза РЕМ наступает каждую ночь по нескольку раз и, видимо, является компонентом нормального сна, а не исключением, возник один вопрос: если сон требует таких духовных и физических затрат, то в какой мере он необходим для здоровья человека? Можно ли нарушать или сокращать его, или вообще лишать человека сна?

Нью-йоркский исследователь сна доктор Демент лишил участников своего эксперимента сновидений. Вначале может показаться, что в этом нет ничего особенного, ибо кто из нас не спал без снов? Однако особенностью этих опытов было уже то, что спящие (за ночи, проведенные в лаборатории, хорошо платили, и недостатка в охотниках не было) вообще не знали, что именно должно быть выявлено с помощью экспериментов. В первые ночи им была дана возможность спать и видеть сколько угодно снов; обнаружилось, что на 7 часов сна приходится около 80 минут сновидений. На протяжении последующих пяти ночей спящих будили, как только измерительные приборы регистрировали движение глаз в фазе РЕМ, то есть прерывали начинающееся сновидение. Уже в первую ночь приходилось это делать от 8 до 22 раз - настолько сильно было стремление организма к сновидениям. Следующие пять ночей спящих не тревожили: у каждого было зарегистрировано почти на 1/5 больше сновидений, чем обычно, и возвращение к ним происходило так часто, что это дало врачам повод заговорить об оргиях.

 Разумеется, трудно поручиться за то, что некоторые участники эксперимента не вознаграждали себя дневным сном (и сновидениями) за ночные лишения. Следует также иметь в виду, что каждый раз, когда спящего "извлекали" из фазы РЕМ, он успевал увидеть определенное количество снов. Поэтому правильнее говорить о ночах с ограниченным количеством сновидений, а не с их полным отсутствием.

Сон без сновидений имел своеобразные последствия. Участники эксперимента становились в течение дня рассеянными, раздражительными, возбужденными, агрессивными, жаловались на ослабление памяти. Когда же эксперимент повторили при аналогичных условиях, но с той разницей, что спящие спокойно смотрели сны, а будили их на других фазах, эти явления не наблюдались. Учитывая все оговорки, можно все же предположить, что сновидения являются необходимым компонентом жизнедеятельности. Они нужны нам для сохранения здоровья.

Упомянутые нарушения, которые при более длительном лишении сновидений ведут к психическим заболеваниям (опыты на животных убедительно подтвердили это), заставляют предположить, что здесь действуют биохимические процессы. Некоторые исследователи считают, что организм производит химическое вещество, которое отрицательно влияет на нервную систему, если не расходуется во сне. По крайней мере, биохимическим факторам мы должны придавать здесь гораздо большее значение, чем психическим.

Не лишаемся ли мы, узнавая обо всем этом, еще одной иллюзии? Не становимся ли беднее еще на один сон? Да и вообще, следует ли нам непременно все это знать, когда мы ложимся спать?

Любое обогащение наших познаний должно нас радовать. Когда мать, наблюдавшая за спящим младенцем, говорила, что он видит сны, ее слова вызывали подчас добродушную усмешку. Это невозможно, - говорили ей, - как может малыш видеть сны, если у него еще нет никакого запаса впечатлений. Тем временем было доказано, что в первые часы и дни нашей жизни сновидения занимают по меньшей мере половину всего времени сна. Семимесячные дети видели сны почти все время. Считается доказанным, что зародыши в материнском чреве видят сны еще чаще или вообще все время. Конечно, у них не может возникать образных представлений, потому что они ничего не "пережили", но для них это состояние - необходимая подготовка к жизни. Благодаря вызываемым им раздражениям нервная система пробуждается к деятельности, мускулатура получает нервные импульсы, так что к моменту встречи с большим миром организм оказывается подготовленным к нему.

Если у новорожденного РЕМ-фазе еще отводится половина времени сна, то в первом полугодии жизни эта доля падает до 30%, а между третьим и пятым годами жизни достигает 20%, оставаясь в этих пределах в течение многих лет. После 45 лет жизни фаза РЕМ сокращается, доходя в старости до 13%.

Предыдущая      Следующая

загрузка...

 

загрузка...
загрузка...